Учить­ся, учить­ся и учить­ся – этот ло­зунг стал ру­ко­водст­вом к
дейст­вию для ты­сяч и мил­ли­о­нов де­тей.

Со­вре­мен­ные ро­ди­те­ли,
увы, ори­ги­наль­ностью не от­ли­ча­ют­ся, счи­тая, что уче­ба для
от­прыс­ков – за­ня­тие пер­вос­те­пен­ное, а иг­ры и про­чее
«ба­ловст­во» мож­но от­ло­жить на по­том. Уро­ки, од­на­ко, да­ле­ко
не всег­да пре­вос­хо­дят обыч­ные эле­мен­тар­ные иг­ры по сво­им
раз­ви­ва­ю­щим ка­чест­вам.

Со­вре­мен­ный че­ло­век есть по су­ти
сво­ей homo ludens – че­ло­век иг­ра­ю­щий, как утверж­дал
зна­ме­ни­тый фи­ло­соф ХХ ве­ка Йо­ханн Хей­зин­га. Иг­ры яв­ля­ют­ся
не­за­ме­ни­мым эле­мен­том вос­пи­та­ния ре­бен­ка и его
ста­нов­ле­ния как лич­нос­ти. Ни в ко­ем слу­чае не­льзя
иг­но­ри­ро­вать этот ас­пект раз­ви­тия ма­лы­ша, ведь толь­ко с
по­мощью игр в ре­бен­ке мож­но раз­бу­дить те пре­сло­ву­тые 90-95%
моз­га, ко­то­рые, как из­вест­но, у сред­не­ста­тис­ти­чес­ко­го
че­ло­ве­ка «дрем­лют».

У де­тей-то как раз мозг ра­бо­та­ет если не
на 100%, то на 70-80% уж точ­но. Про­цес­сы, ле­жа­щие за гранью
воз­мож­нос­тей обыч­но­го че­ло­ве­ка, та­кие как чте­ние и
пе­ре­да­ча мыс­лей, уга­ды­ва­ние же­ла­ний, улав­ли­ва­ние
ин­фор­ма­ци­он­ных по­то­ков, мла­ден­цам из­вест­ны го­раз­до луч­ше,
чем взрос­лым лю­дям.

Ма­лыш, еще не уме­ю­щий го­во­рить, зна­ет
мно­гие тай­ны, уме­ет ви­деть ауру и на рас­сто­я­нии ощу­щать
пред­ме­ты. Об­щест­во еще не за­ста­ви­ло его за­быть все те на­вы­ки,
ко­то­рые да­ют­ся че­ло­ве­ку от рож­де­ния и тща­тель­но
ис­ко­ре­ня­ют­ся «пра­виль­ным» вос­пи­та­ни­ем.

«Ис­клю­чи­тель­ные»
на­вы­ки со­хра­ня­ют­ся до тех пор, по­ка ре­бе­нок не на­чал
го­во­рить. Но как толь­ко ма­лыш на­чи­на­ет об­щать­ся с взрос­лы­ми
на их язы­ке, свой язык, мыс­лен­ный, он на­прочь за­бы­ва­ет. В
даль­ней­шем ему иног­да да­же труд­но бу­дет пред­ста­вить, что мож­но
об­щать­ся не с по­мощью слов, а пу­тем об­ме­на мыс­ля­ми.

Вы
ни­ког­да не за­ме­ча­ли, как ма­лень­кие де­ти чет­ко улав­ли­ва­ют
вре­мя при­хо­да с ра­бо­ты ро­ди­те­лей? Ка­за­лось бы ни­что не
пред­ве­ща­ет при­хо­да от­ца: не хло­па­ет вход­ная дверь, не
оста­нав­ли­ва­ет­ся на ва­шем эта­же лифт – а ре­бе­нок,
со­ску­чив­ший­ся по лю­би­мо­му па­поч­ке, уже стрем­глав не­сет­ся в
при­хо­жую, и, стран­ное де­ло, бук­валь­но че­рез па­ру ми­нут в дом
за­хо­дит отец.

Од­ним сло­вом, ваш ре­бе­нок – из­на­чаль­но
ге­ний. Ва­ша за­да­ча со­сто­ит не в том, что­бы обу­чить его мас­се
бес­по­лез­ных ве­щей, а в том, что­бы со­хра­нить у не­го уже
име­ю­щи­е­ся на­вы­ки, не при­ту­пить его ин­ту­и­цию, не по­зво­лить
за­быть о том, что мож­но об­щать­ся с по­мощью мыс­лей и тро­гать
пред­ме­ты на рас­сто­я­нии.

Ес­тест­вен­но, по­доб­ные на­вы­ки не
мо­гут быть при­ви­ты на школь­ных уро­ках. Единст­вен­ный спо­соб
по­мочь ре­бен­ку остать­ся ге­ни­ем – по­боль­ше иг­рать с ним в
иг­ры, но не обыч­ные сал­ки и жмур­ки, а в спе­ци­аль­ные иг­ры,
раз­ви­ва­ю­щие спо­соб­нос­ти ре­бен­ка. Вы мо­же­те при­ду­мать эти
иг­ры са­ми ли­бо вос­поль­зо­вать­ся уже су­щест­ву­ю­щи­ми, глав­ное
– иг­рать всег­да, иг­рать вез­де, тог­да ни­ка­кое вос­пи­та­ние уж
точ­но не ис­пор­тит ва­ше­го ге­ния.

Прят­ки

Ока­зы­ва­ет­ся,
прят­ки прят­кам рознь. Тра­ди­ци­он­ные прят­ки для раз­ви­тия
вы­да­ю­щих­ся спо­соб­нос­тей да­ют, ко­неч­но, ма­ло. Мож­но ведь
по­про­сить ре­бен­ка не по­ис­кать, а най­ти спря­тан­ную вещь или
че­ло­ве­ка. Раз­ни­ца меж­ду «по­ис­кать» и «най­ти» за­клю­ча­ет­ся в
том, что «ис­кать» — зна­чит прой­ти длин­ный путь проб и оши­бок, а
«най­ти» — это по­дой­ти к опре­де­лен­но­му мес­ту и об­на­ру­жить
спря­тан­ное.

Вы спро­си­те: по­че­му тог­да де­ти иг­ра­ют в
прят­ки, если они та­кие ге­ни­аль­ные и из­на­чаль­но зна­ют, где что
ис­кать? Ка­кой толк за­гля­ды­вать в раз­ные ме­с­та в по­ис­ках
че­ло­ве­ка, если и так зна­ешь, где он на­хо­дит­ся? Все так, но это
ло­ги­ка взрос­ло­го че­ло­ве­ка. Де­тям же ин­те­ре­сен сам про­цесс,
ведь иг­ра – это на­бор опре­де­лен­ных дейст­вий, час­то
бес­смыс­лен­ных, но всег­да ве­се­лых.

Если ре­бе­нок с
удо­вольст­ви­ем ры­щет по квар­ти­ре в по­пыт­ке най­ти па­пу,
спря­тав­ше­го­ся за шка­фом, это не зна­чит, что он не зна­ет, где
па­па. Это все­го лишь озна­ча­ет, что ма­лы­шу в ра­дость но­сить­ся
по квар­ти­ре и де­лать вид, что па­пы ни­где нет, а по­том прос­то
ли­ко­вать, ког­да па­па на­ко­нец-то «най­дет­ся».

Ва­ша за­да­ча –
по­мочь ре­бен­ку не утра­тить этой чу­дес­ной спо­соб­нос­ти точ­но
знать, где на­хо­дит­ся тот или иной че­ло­век или вещь. Спрячь­те в
квар­ти­ре лю­би­мую иг­руш­ку ре­бен­ка и по­про­си­те его най­ти ее.
Если иг­руш­ка ре­бен­ку дейст­ви­тель­но нуж­на, он без­оши­боч­но
най­дет ее с пер­во­го ра­за.

Вы мо­же­те ис­поль­зо­вать
спо­соб­нос­ти де­тей ис­кать пред­ме­ты в лич­ных су­гу­бо
прак­ти­чес­ких це­лях: если вы за­бы­ли, ку­да по­ло­жи­ли ка­кой-то
пред­мет, спро­си­те об этом не у вто­рой по­ло­ви­ны и не у
все­зна­ю­щих ба­бу­шек-де­ду­шек, а у сво­е­го ре­бен­ка. Ве­ро­ят­нее
все­го, он бу­дет знать то, о чем знать по ло­ги­ке не дол­жен.


Оставить комментарий