Я всегда прохожу все тесты, которые печатают в журналах и газетах. Даже в рекламных.

Понимаю, что не ко всем из них можно относится серьезно, но все равно тестируюсь сама и предлагаю всем своим знакомым. Это как гороскоп в газете. Не очень веришь, но все-таки как-то поддерживает в жизни.

В моей жизни был период, когда я уже ничего не понимала в отношениях со своей дочерью. Ей было 12 лет, и я почувствовала, что она «ускользает». Она стала хуже учиться, жаловаться на слабость, чтобы пропускать школу, рано ложилась спать, поздно вставала.

Точнее, она вообще не хотела вставать: включала телевизор и валялась в постели целый день. Я думала, что у дочери что-то не то со здоровьем, однако врачи сказали, что все в порядке. Подруги же в один голос твердили: она у тебя симулянтка — гони ее в школу без разговоров! А мне ее было так жаль!

Она, дейстительно какая-то квелая. И по дому ничего не делает. И мне совсем не хотелось повесить на свою дочь ярлык «симулянтки». Да и толку-то. Что мне, скандалить с ней? Мы и так видимся редко — час утром, час вечером.

И тогда я попробовала тест! Вернее даже не тест, а «тестовый» разговор.

Мы собирались делать ремонт в квартире, и я попросила дочку нарисовать, какую бы он хотела комнату для себя. Что бы она там поставила, положила, как бы украсила.

И она нарисовала. Большую просторную комнату. В ней были кровать, стол, зеркало-трюмо, компьютер, телевизор, красивая люстра, коврик, книжная полка, несколько собак и кошка. Все это располагалось с одной стороны комнаты, а с другой стороны стоял аквариум с рыбкой.

Я спросила кем бы она хотела быть, если бы уже была на этой картинке. Она сказала, что она — рыбка в аквариуме. Я спросила: «Рыбка-рыбка, как тебе там, в аквариуме?»

Она ответила: » Я смотрю на всех, как в телевизоре. Но одной рыбке в аквариуме одиноко. Собака и кошка играют. Им хорошо. А у меня вода холодная». Тут она рассмеялась, потому что я всегда говорю: » Не мой руки холодной водой, включи теплую!»

Я стала говорить о том, что я понимаю как ей одиноко, когда мы с папой уходим на работу, а приходя вечером домой только и делаем, что о работе же и говорим. Дочка посмотрела на меня очень серьезно и сказала: «Ты не волнуйся. Я все понимаю. Вы не виноваты. Просто я не знаю, кем я буду, будет ли у меня семья?»

В тот вечер мы долго говорили о школе, о ее подругах, о мальчишках, о том, что она в классе как «белая ворона».

Впоследствии нам стало легче общаться. Дочка больше не пропускала школу, кроме тех дней, когда у нее месячные были болезненными. Казалось, ей всего-то и нужно было — осознание того, что ее хоть кто-то понимает.

Общайтесь со своими детьми — им это очень нужно!

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована