Когда отец исключается из процессов воспитания и рассматривается исключительно как кормилец, то такую модель семьи можно назвать аномальной.

Две крайние модели аномальных семей, описанные ниже, очень характерны для наших широт в силу сложившегося менталитета и недавних исторических событий. Итак, что же это за модели?

Семья, где папа—деспот

Семья постсоветского пространства часто – это сумасшедшая смесь православия и язычества. Мужчина в ней обладает невероятной властью и авторитетом, но всю ответственность он делегирует жене, матери. Часто основная его роль – инициировать семью, а семейные будни его уже не интересуют.

Отношения в семье могут напоминать схватку, которую выигрывает психологически или физически сильнейший. Договоренности здесь могут не действовать, все будет разрешаться битьем посуды. Итак, первая модель семьи – с доминантным отцом.

Семья, где папа – ребенок

Иногда таких отцов семейства называют также подкаблучниками. Эта модель деформировалась в результате того, что в войнах и вооруженных конфликтах страна физически теряла огромное число мужчин. В модели нашей семьи потерялась фигура отца, и уже новой генерации юношей пришлось занимать место ребенка. Не зря говорят об инфантилизме наших мужчин. Дети в этих двух моделях эмоционально ближе к матери.

Аномальная модель семьи выживала в советские времена за счет развитой системы внешкольного воспитания и образования, которая разрушилась в период перестройки. Груз ответственности стал непосильным для наших женщин, и это спровоцировало, с одной стороны, массовые разводы и женскую эмиграцию, с другой – нарастающую армию социальных сирот.

Подготовила: Дарья Рахубовская

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована