Ядовитые стрелы умеют пускать не только взрослые. Дети и подростки тоже говорят родителям неприятные вещи. И не так уж важно, с умыслом это делается или нет, – слышать о себе горькую правду (или полуправду) не радостно никому.

Брошенные в сердцах «ты злая», «ты плохой» мы воспринимаем как объективную характеристику нашей личности. Наше болезненное восприятие – раздражение, горечь, растерянность – мешает нам заметить, что помимо агрессии в детских словах есть и некое важное послание, нечто такое, что вынудило их открыть рот и высказать ту болезненную правду, которая беспокоит и нас самих. Так, взрослый, живущий с безрадостным ощущением, что он ничего интересного из себя не представляет, рано или поздно услышит, как дети подтверждают эту его печаль.

Каждый родитель знает, насколько сильно действует такая «простая» констатация: «вы старые», «ты толстая», «с тобой скучно»… Дети говорят правду, отталкиваясь от реальных (по крайней мере для нас) вещей. Но не всю правду – и к тому же преувеличенную, искаженную, словно увиденную через увеличительное стекло. Возникает неприятное ощущение, что нас насквозь видят те, перед кем нам всегда хотелось бы выглядеть безупречно. Наши дети знают нас лучше, чем мы думаем. Когда они это демонстрируют, уничтожая нас своим замечанием, мы воспринимаем это тяжело и, к сожалению, нередко поддаемся искушению ответить агрессией на агрессию».

  • Дети интуитивно и точно умеют попадать по нашим болевым точкам.
  • Они всегда (бессознательно) улавливают то, о чем мы им не говорим.
  • Категорически не стоит отвечать им в том же духе – ударом на удар.

Толстый живот, маленькая грудь, немодная одежда… Они ухитряются нащупать именно те точки, в которых укрыты наши комплексы. И это понятно: наши дети не только нас любят, но и изучают, чувствуя, в частности, и то, что нам хотелось бы скрыть. «По нашей реакции они проверяют свою интуицию, – полагает детский психолог Ирина Хоменко. – Кроме того, дети хотят убедиться, что родители способны справиться с особенностями, которые, возможно, сами унаследовали от них». Нередко грубость и даже жестокость, с которой ребенок высказывается о родительской внешности, скрывает его желание перестать переживать по поводу собственного веса или же черт лица: «Если мама даже гордится, что она курносая, я тоже могу не волноваться»; «Если папа не супермен, но при этом нравится людям и вообще доволен собой, то и у меня все будет в порядке».

За их словами может стоять и порожденное эдиповым комплексом соперничество с родителем своего пола: ребенок принижает его достоинства, чтобы «перетянуть» на себя внимание другого родителя. Татьяна с улыбкой вспоминает слова своей семилетней дочери: «У нас учительница такая красивая, что, если бы папа ее увидел, он бы вместо тебя сразу на ней женился!» Столь же откровенно хотят устранить «конкурента» мальчики 5–11 лет, которые не без удовольствия указывают на несовершенства своих отцов. «Па, у тебя пузо прямо как у Шрэка!» – бросает восьмилетний Гриша. На что папа все же находит в себе силы ответить: «Ну не знаю, а вот маме я нравлюсь как есть!» И эта фраза ставит в «эдиповой провокации» точку.

У подростков наготове еще больше уничтожающих фраз на тему родительской внешности. И они еще обиднее, поскольку говорятся с полным знанием дела. Сегодня дети нередко избирают мишенью стремление родителей «молодиться», быть наравне с молодыми, а подростки переносят это с большим трудом. «Их ядовитые ремарки на эту тему – это и протест против нарушения границ между поколениями, и изобличение родителей, которые могут посягать на роль сексуальных соперников своих детей, – размышляет Дарья Крымова. – Это их призыв: «Посмотрите на свое тело: ему уже не 20; теперь наша очередь быть молодыми!»

Подростку важно чувствовать дистанцию со взрослым, отсутствие ее раздражает. «Я могу надеть мини-юбку, но мама не скажет мне, что это красиво или, например, неприлично, – делится 14-летняя Альбина. – Она только причитает, что на нее эта юбка уже не налезет!» Тут уже один шаг до нелестного замечания по поводу маминых форм и манеры одеваться.

Даже если вы очень задеты замечанием вашего ребенка, худшее, что можно сделать, – это отплатить ему той же монетой. «Для ребенка это может стать глубокой травмой, – предупреждает Дарья Крымова, – даже если вы высказались в шуточной форме и не хотели ему зла. Чтобы ответить правильно, нужно расслышать послание ребенка и найти такие слова и тон, которые будут соответствовать его возрасту и сути его замечания. Отвечать надо спокойным, уверенным голосом, доброжелательно, но не заискивающе».

Неоправданные наказания и их неожиданная отмена; правила, которых не исполняет тот, кто сам их установил; родительские разногласия в вопросах воспитания… Этот список наших обычных «слабых мест» далеко не полон. Ребенок ловит все, что имеет к нему отношение. И как только он видит брешь в родительской системе воспитания, он пользуется ею в собственных интересах. Но дети ставят родителей в неловкое положение не только ради своей выгоды. «Родительская непоследовательность порождает у ребенка ощущение незащищенности», – объясняет Дарья Крымова.

«Чтобы чувствовать себя в безопасности, детям нужно понимать и предвидеть развитие событий, опираться на твердые правила и ориентиры, – добавляет семейный психотерапевт Катерина Хмельницкая. – Вот почему никогда не следует оставлять такие их слова без ответа. Родителям стоит признать свою ошибку, но не переходить при этом на самобичевание. Излишние выражения раскаяния могут дать ребенку преувеличенное ощущение его авторитета. А он никак не может занимать позицию судьи. Он должен продолжать считать родителей теми, кто действительно знает, как будет лучше для ребенка». Так, родитель может признать: «Похоже, в твоих словах есть правда, хотя ты все же и преувеличиваешь» или же «Да, вероятно, тут я немного поспешил…»

От наших детей мы неизменно требуем правдивости, и, когда они сталкиваются с нашим собственным враньем, это их возмущает. Родительский обман, полагает детский психолог Владимир Леушев, «может быть оправдан, если его цель – уберечь ребенка, хотя бы на время, от слишком сильного потрясения. Гораздо менее правы родители, которые скрывают какую-либо ключевую для него информацию, например о его собственном происхождении или о том, что с ним произойдет (смена школы или места жительства, переезд к бабушке…)». Если же ребенок уличает нас в искажениях правды в житейских ситуациях… тут лучше, преодолев чувство неловкости, признать: мы, вероятно, так поступили из лени или боязни. Представление о таких человеческих слабостях помогает детям усвоить: в нашей жизни мало вещей безнадежно черного или безупречно белого цвета.

Обидные слова наших детей причиняют нам боль… и дают повод задуматься: о каких наших недостатках они говорят – реальных, предполагаемых, преувеличенных? «Понять, насколько справедлив наш портрет, который рисуют дети, всегда очень сложно, – полагает Дарья Крымова. – Нужно обратить внимание на несколько моментов: что такое эта колкая фраза – реакция на какую-то конкретную обиду? Повторяется ли она? Ощущаете ли вы, что она скорее справедлива или, наоборот, абсолютно несправедлива? Одно можно сказать точно: вам необходимо найти время, чтобы это обдумать». Немного остыв, мы должны дать понять ребенку, что мы его услышали («Да, в твоих словах есть доля справедливости, теперь я понимаю, что тебя беспокоит»), а затем призвать его к порядку («Тем не менее то, как ты со мной сейчас говоришь, – недопустимо, постарайся говорить доброжелательно»). Наконец, нам стоит помнить, что выпады против родительских привычек и образа жизни, ценностей и недостатков помогают детям и подросткам постепенно отделяться от нас для того, чтобы в конце концов начать собственную, взрослую жизнь. «Так дети выясняют, что из родительского багажа им подходит, чтобы интегрировать в свою жизнь, а от чего они откажутся, – подытоживает возрастной психолог Самира Павлова. – А родителям всегда стоит помнить, что дети и взрослые не антагонисты и не враги, в их интересах лучше узнать друг друга». Обидные слова из уст наших «младенцев» всего лишь еще раз напоминают нам сколь суровую, столь и спасительную истину: лишь родительская любовь бывает слепа. Про детскую этого точно не скажешь.

Оставить комментарий