Большинство родителей и взрослых детей испытывают напряженность и ухудшение отношений друг с другом. Причем чем старше становится ребенок, тем больше он получает как любви, так и проблем.

Автор исследования Кира Бирдитт (Kira Birditt), сотрудница Мичиганского института социологических исследований (ISR), и ее коллеги из университетов Пердю и Пенсильвании проанализировали отношения между родителями и взрослыми детьми старше 22 лет в 474 семьях. Причем выбирали те семьи, где взрослые дети жили в пределах 80 км от своих родителей.

В фокусе соцопроса находилась напряженность отношений, связанная с множеством факторов, таких как различия в характерах, домашних привычках и образе жизни, материальные и моральные вложения родителей начиная с рождения ребенка, застарелые конфликты и частота общения между родителями и детьми.

Материнская любовь

Родители и взрослые дети в пределах одной семьи по-разному ощущали степень напряженности общения. Старшие более эмоционально воспринимали детей и описывали это как более проблематичное взаимодействие. Недовольство возникало у взрослых в связи с особенностями образа жизни и поведения детей. По словам Бирдитт, родители расстраиваются больше, чем их дети, потому что в процессе воспитания вкладывают больше сил в отношения. И еще родители чаще беспокоятся о будущем детей.

Интересно, что и у матерей, и у отцов в отношениях с дочерьми разногласия сильнее, чем с сыновьями. Возможно, это происходит потому, что дочери чаще устанавливают близкие отношения с родителями. Они требуют большего внимания и взаимодействия, потому и поводов для разногласий с родителями находится больше. С другой стороны, и взрослые сыновья, и взрослые дочери сообщили о большей напряженности отношений с матерями, нежели с отцами, особенно в плане межличностных разногласий и материнской привычки советовать, когда в этом нет необходимости. «Скорей всего, дети чувствуют, что их матери требуют большей близости, чем они способны дать, — комментирует Бирдитт. — Получается, что матери вообще навязчивее, чем отцы».

Яблочко от яблони

«Отношения родитель—ребенок — самые долгие из всех социальных связей, устанавливаемых людьми в течение жизни, — говорит социолог. — Эта связь, конечно, необходима. Она плодотворна и благоприятна для людей, но, к сожалению, имеет «ложку дегтя» в виде раздражения, напряженности и двойственных чувств».

Психологи нашли нелогичным тот факт, что родительское восприятие проблем увеличивается с взрослением детей, особенно в тех вопросах, которые касаются взаимодействия (например в рамках межличностных различий). Маленькие дети с возрастом начинают вкладывать все больше и больше энергии в отношения с родителями. Повзрослев, они создают собственные семьи и пробуют себя в новых ролях и часто неосознанно увеличивают психологическое расстояние между собой и родителями. А у старших развивается обратная реакция, усиливается потребность в отношениях, и они начинают требовать больше внимания от собственных чад.

Хотя большинство родителей и взрослых детей все же находят способ ладить друг с другом, тем не менее в семьях есть общие неприятные моменты. Самые большие проблемы вызывают различия во взглядах и вечное родительское стремление давать советы. Эти проблемы долгосрочные, так как они отражают глубинные психологические конфликты, которых родные не способны избежать. Остальные разногласия, касающиеся, к примеру, образа жизни, образования или финансового благополучия, можно легко решить, предприняв определенные усилия с обеих сторон.

Именно обсуждением и взаимным вложением в налаживание отношений Бирдитт советует решать конфликты с родителями. Понимать, что чем напряженнее становятся отношения, тем сильнее хочется их избегать или скатиться на крики и ругань, если такой возможности нет. Это деструктивный путь, который только усугубит ситуацию. Тем не менее психологи советуют детям запастись терпением и пониманием, потому что с возрастом родители подсознательно начинают перекладывать всю ответственность за свои отношения с детьми на последних, и чем старше они становятся — тем больше.

Исследование будет опубликовано в ближайшем выпуске журнала Psychology and Aging.


Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована