«Где я был, по­ка не ро­дил­ся?» «А ку­да мы пой­дем, ког­да умрем?»
«Бог добрый или злой?» Отве­чая на ме­та­фи­зи­чес­кие во­про­сы
сво­е­го ре­бен­ка, мы усми­ря­ем его тре­во­ги и по­мо­га­ем в
по­ис­ках смыс­ла сво­ей жиз­ни.

Мы жи­вем в свет­ском
об­щест­ве, где ре­ли­гия уже не иг­ра­ет той гла­венст­ву­ю­щей ро­ли,
ко­то­рую она иг­ра­ла в жиз­ни на­ших пред­ков. Со­вре­мен­ный
че­ло­век не слиш­ком час­то раз­мыш­ля­ет о бо­жест­вен­ном, счи­тая
во­про­сы ве­ры ско­рее част­ным де­лом каж­до­го или по­прос­ту не
при­да­вая им осо­бо­го зна­че­ния.

И по­это­му не­ред­ко мы
ока­зы­ва­ем­ся не го­то­вы к раз­го­во­ру на эту те­му с на­ши­ми
деть­ми. Стал­ки­ва­ясь с по­доб­ны­ми
труд­нос­тя­ми, мно­гие из нас не ка­са­ют­ся этой не­прос­той те­мы в
раз­го­во­рах с ре­бен­ком в на­деж­де, что с воз­рас­том тот сам во
всем раз­бе­рет­ся.

Од­на­ко, об­хо­дя мол­ча­ни­ем во­про­сы ве­ры и
устройст­ва ми­ро­зда­ния, мы ли­ша­ем на­ших де­тей воз­мож­нос­ти
при­о­брес­ти куль­тур­ный и ду­хов­ный опыт. В том, что ка­са­ет­ся
ре­ли­ги­оз­но­го вос­пи­та­ния, ро­ди­те­лям не­об­хо­ди­мо снаб­дить
ре­бен­ка зна­ни­я­ми, ко­то­рые под­го­то­вят его к вос­при­я­тию
на­ше­го ми­ра и при­вле­кут вни­ма­ние к раз­но­об­ра­зию люд­ских
мне­ний и ве­ро­ва­ний.

Толь­ко так он смо­жет
по­зна­ко­мить­ся с раз­ны­ми взгля­да­ми на мир, нор­ма­ми мо­ра­ли и
по­ве­де­ния. Это при­го­дит­ся ему в бу­ду­щем, ведь всег­да по­лез­но
взгля­нуть на по­доб­ные ве­щи по-но­во­му, от­кры­то и не­пред­взя­то.

По­ни­ма­ние куль­тур­ных ос­нов раз­лич­ных ре­ли­гий важ­но для
гар­мо­нич­но­го и це­лост­но­го фор­ми­ро­ва­ния че­ло­ве­чес­кой
лич­нос­ти.

Будь вы ате­ис­том, агнос­ти­ком, пра­во­слав­ным, иуде­ем
или му­суль­ма­ни­ном, де­тей обя­за­тель­но сле­ду­ет зна­ко­мить с
ре­ли­ги­оз­ным на­сле­ди­ем, ведь оно от­но­сит­ся к ба­зо­вым
зна­ни­ям, на­коп­лен­ным че­ло­ве­чест­вом за всю его мно­го­ве­ко­вую
ис­то­рию. Па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры и празд­ни­ки, от­ме­чен­ные в
ка­лен­да­ре, му­зы­ка и ли­те­ра­ту­ра, изоб­ра­зи­тель­ное
ис­кус­ст­во и ис­то­рия — прост­ранст­во, окру­жа­ю­щее со­вре­мен­ных
де­тей, бук­валь­но про­пи­та­но ре­ли­ги­оз­ны­ми сим­во­ла­ми.

Не
да­вая ре­бен­ку клю­чей к их по­ни­ма­нию, мы об­ре­ка­ем его не
толь­ко на эс­те­ти­чес­кую глу­хо­ту, но и на не­аде­кват­ное
вос­при­я­тие то­го ми­ра, в ко­то­ром ему пред­сто­ит жить.

Од­на­ко
не­об­хо­ди­мость осво­ить об­щие для всех лю­дей куль­тур­ные ко­ды —
не единст­вен­ное ос­но­ва­ние для то­го, что­бы по­зна­ко­мить
сво­е­го ре­бен­ка с ре­ли­ги­оз­ным ви­де­ни­ем ми­ра и по­ве­дать ему
о Бо­ге.

Ре­бе­нок ост­ро чувст­ву­ет не­из­вест­ность бу­ду­ще­го,
не­охват­ность Все­лен­ной и собст­вен­ную без­за­щит­ность пе­ред ее
мо­гу­щест­вен­ны­ми си­ла­ми. Имен­но по­это­му мис­ти­чес­кие идеи
очень близ­ки де­тям. Они отве­ча­ют их внут­рен­ней по­треб­нос­ти
по­чувст­во­вать се­бя под опе­кой муд­рой и на­деж­ной си­лы. И, да­же
если са­ми вы не за­ве­де­те с сы­ном или до­черью раз­го­во­ра о
„по­тус­то­рон­нем“, они бу­дут фан­та­зи­ро­вать о нем, меч­тать или
бо­ять­ся.

По­доб­ный ин­те­рес не озна­ча­ет, что ре­бен­ку не
хва­та­ет ро­ди­тель­ской за­щи­ты в по­всед­нев­ной жиз­ни (хо­тя и
это воз­мож­но), — ско­рее все­го, он прос­то на­чи­на­ет осо­зна­вать,
что в ми­ре су­щест­ву­ют си­лы, не под­в­ласт­ные да­же его от­цу или
ма­те­ри, и пы­та­ет­ся за­ру­чить­ся еще бо­лее на­деж­ным
по­кро­ви­тельст­вом.

Воз­мож­но, пя­ти­лет­ний ма­лыш не смо­жет
за­пом­нить всех де­та­лей, но
са­му идею су­щест­во­ва­ния Бо­га вос­при­нять для не­го про­ще, чем
ка­жет­ся взрос­лым, — она ба­зи­ру­ет­ся на по­нят­ной ему сей­час
по­треб­нос­ти в без­опас­нос­ти — од­ной из глав­ных, при­су­щих
лю­бо­му жи­во­му су­щест­ву.

Бе­се­дуя с деть­ми на по­доб­ные те­мы,
мы по­зво­ля­ем им по­чувст­во­вать се­бя бо­лее уве­рен­но и
на­деж­но.

Оставить комментарий

Adblock detector