Мы, взрос­лые, бе­рем на се­бя сме­лость утверж­дать, на­при­мер, что эта кни­га слиш­ком труд­на для ре­бен­ка или что ре­бе­нок не мо­жет оце­нить по до­сто­инст­ву клас­си­чес­кую му­зы­ку. Но на ка­ком ос­но­ва­нии мы де­ла­ем та­кие вы­во­ды?

Для ре­бен­ка, у ко­то­ро­го нет чет­ких, усто­яв­ших­ся пред­став­ле­ний о том, что «труд­но» или «лег­ко» — ан­глий­ский или япон­ский язы­ки, му­зы­ка Ба­ха или дет­ские пе­сен­ки, од­но­з­вуч­ная, од­но­об­раз­ная му­зы­ка или гар­мо­ния зву­ков, — все долж­но на­чи­нать­ся од­нов­ре­мен­но, для не­го оди­на­ко­во но­во все.

Вы­вод, сде­лан­ный на ос­но­ва­нии чувств, не за­ви­сит от зна­ний, на­про­тив, зна­ние мо­жет стать пре­пят­ст­ви­ем для чувств. Н

а­вер­ное, мно­гие, гля­дя на зна­ме­ни­тую кар­ти­ну, го­во­ри­ли про се­бя: «Она пре­крас­на!», хо­тя на са­мом де­ле она вас со­всем не тро­ну­ла, ее цен­ность для вас — толь­ко в име­ни ху­дож­ни­ка и в ее це­не.

А ре­бе­нок, на­про­тив, всег­да чес­тен. Ка­кой-ни­будь пред­мет или за­ня­тие пол­ностью по­гло­ща­ют его вни­ма­ние, если это ему ин­те­рес­но.

Оставить комментарий

Adblock detector