В жизни современного ребенка много телевизора, в котором мужчины и женщины целуются, гладят друг друга и сладострастно стонут.

Дети понимают, что во взрослой жизни перечисленные процедуры ждут и их, и не торопятся опробовать их немедленно. Примерно так же современные дети из культурных семей относятся к спиртным напиткам и курению. В целом обозначим это словом «фу».

Разумеется, есть отклонения от правил: пуританские семьи, где запрет рождает бунт, и семьи, в которых дети не находят любви и понимания.

Лет в десять и те и другие оказываются в «сомнительных» компаниях, и их воспитанием в дальнейшем занимается улица. Но мы говорим о нормальных домашних мальчиках и девочках. Которые из школы — в кружок, из секции — домой, а дома — уроки, интернет и болтовня по телефону с одноклассниками.

Наши дети про секс знают гораздо больше, чем мы в их возрасте, но для них эта тема не является особо важной. Для девочек гораздо привлекательнее «эстетическая» и «межличностная» сторона половых отношений.

Мальчики к этому времени уже имеют хобби, место телефона в их жизни занимают интернет и телевизор, откуда черпаются разнообразные сведения.

Встречая в Сети порнорекламу, дети либо лениво рассматривают ее, либо вообще не поднимают на нее глаз, углубляясь в искомых гаррипоттеров, спайдерменов и прочих черепашек-мутантов.

Информации о сексе много, она избыточна — тема приедается. Увлечь ребенка этим предметом можно только путем недомолвок. Так изощренно увлекали нас, выросших в «асексуальном» Советском Союзе. А теперь мы стремимся залечить собственные подростковые комплексы, выдав ребенку то, чего не досталось нам; пытаемся перевести на него наши прошлые переживания.

Тридцатипятилетняя Света рассказывает своей пятилетней Арине: «Хочу, чтобы ты все узнала как можно раньше. И не была такой дурой, как я. У нас в школе все уже с парнями встречались, а меня мама так воспитала, что я представления не имела, что мужчина делает с женщиной. И делает ли что-нибудь вообще. Когда у меня месячные начались, я так ревела! Думала, что это смертельная болезнь. Спасибо мамочке».

Евгения сорока лет вспоминает: «Когда я собралась с духом, чтобы поговорить с Шурой о сексе, — а было это перед ее девятилетием, — она смерила меня взглядом и сказала снисходительно: “Опоздала, мама”. Сейчас ей двенадцать, она безвылазно сидит в блогах, строчит, как машинка. Иногда она оставляет браузер открытым — вроде как мне доверяет. Я читаю, мне их переписка очень нравится. Они обсуждают японские мультсериалы, где — я точно знаю! — есть элементы порно для девочек. Но в разговорах ничего “такого” даже не проскальзывает. Ее ровесниц интересуют психологические перипетии отношений героев, любовь, ухаживания, их внешний вид, костюмы их фантастические. Они даже что-то такое пытаются шить. Сексуальные разговоры я вижу там у девочек значительно старше, моя же от них уклоняется».

Оставить комментарий

Adblock detector