… не давая ни другому супругу, ни детям даже пикнуть? А происходит вот что. Дети растут.

И достигают того специфического состояния личности, которое принято называть подростковым возрастом. Если ребенок дошкольного и младшего школьного возраста свое желание походить на взрослых полностью реализует в игре, то подросток уже не удовлетворяется тем, чтобы быть как взрослый. Он ощущает себя уже взрослым и энергично начинает претендовать на право распоряжаться собственной жизнью.

Для многих подростков и, в особенности, для тех, за кого все решают родители, иллюзорная свобода бывает предпочтительнее реальной. Так как реальная свобода предполагает, что, имея власть принимать решения, человек несет ответственность перед Богом и людьми за эти решения. Молодые же люди, остро желая самостоятельно принимать решения, отказываются, как правило, от ответственности за них. Это становится понятным на примере асоциальных молодежных группировок. В чем секрет их привлекательности для детей из так называемых «благополучных» семей?

А секрет в том, что группировка идеально отвечает специфическим запросам подростка. Она предоставляет иллюзию полной свободы при полном отсутствии таковой! В самом деле: группировка исключает все то, что является внешней атрибутикой родительского диктата. Прежде всего, родители просто отсутствуют физически. Ряд группировок или те же секты позволяют и даже призывают вообще уйти из родительского дома.

Многое из того, что запрещалось и осуждалось в этом доме, в группировке не только разрешено, но и поощряется. Практически все подобные образования дают полную волю в такой важной для подростка сфере, как сексуальная, поощряют ложные стереотипы «взрослого» и «мужественного» поведения -курение, потребление спиртного и, наконец, наркотиков. Многие группировки позволяют подросткам самостоятельно, как им кажется, удовлетворять на том или ином уровне жизненные потребности, дают ощущение финансовой независимости от «предков».

Вместе с тем, в группировке всегда существует своя строгая иерархия. Есть вожак, принимающий решения за младших членов, знающий, как лучше что-то сделать или где что-то достать (имеется в виду нечто существенно важное для группы) и обучающий этому подчиненных.

Он же часто заботится об их безопасности (скажем, в отношении конкурирующих групп, милиции и т.п.) и наказывает за ошибки и неповиновение. Любой открытый протест в адрес вожака безусловно и немедленно подавляется. Такая тотальная, граничащая с самым настоящим рабством зависимость позволяет чувствовать столь же тотальную свободу от ответственности как материальной (меня не бросят, обо мне позаботятся, за меня скажут веское слово), так и моральной (у меня не было другого выхода, мне приказали, меня заставили).

Весьма типичны ситуации, когда учителя вдруг начинают жаловаться на поведение ребенка, вызывать в школу родителей, а те искренне недоумевают и возмущаются:

— У нас хороший мальчик (девочка), от него плохого слова не услышишь. Сами не умеют наладить дело, найти подход к ребенку, а потом валят с больной головы на здоровую!

Эту, типичную для доминантных родителей реакцию быстро подмечают дети. Они, уже прекрасно научившиеся за предыдущие годы лукавить и говорить то, что от них хотят услышать, нередко начинают ловко использовать непонимание между родителями и педагогами в своих целях.

И все же, каких бы успехов ни достиг ребенок на этом поприще, он не может таким путем в полной мере удовлетворить потребность в субъективных ощущениях свободы и самостоятельности. Где же искать выход бунтарю, скрывающемуся за личиной «послушного мальчика», либо «хорошей девочки»?

Беда этого бунтаря в том, что при всей своей неистовости и неудержимости, он уже несвободен, он уже в рабстве и напоминает огромную сильную овчарку, посаженную на цепь. А на цепь его посадили собственные родители, лишив возможности заявить о себе прямо.

Этого бунтующего человека не только не научили в детстве отстаивать право на свою жизнь, бороться за нее — ему категорически запретили делать это! Такой подросток вступает в начальный этап самостоятельной жизни, будучи уже лишенным свободы воли! И в своем бунте не имея выбора, он идет усвоенным с детства путем.

Чаще всего подросток ввиду невозможности обрести себя выбирает уход. Это может быть уход в буквальном смысле слова. Очень многие в этом возрасте пытаются убежать из дому. Другой вариант — уход в молодежную преступную группировку либо в секту. Другая разновидность ухода — это уход в иную реальность при помощи психоактивных веществ.

Оставить комментарий

Adblock detector