Не­объ­яс­ни­мые бо­ли в жи­во­те, аст­ма, ча­с­тые ан­ги­ны — та­ки­ми симп­то­ма­ми
ре­бе­нок мо­жет вы­ра­жать то, что в пре­ды­ду­щих по­ко­ле­ни­ях его
семьи всег­да за­мал­чи­ва­ли.

Вил­ли
Бар­раль – пси­хо­ана­ли­тик, уче­ник Фран­су­а­зы
Доль­то с 1970 го­да ра­бо­та­ет с
деть­ми-аутис­та­ми высказал свою точку зрения в интервью журналу «Psychologies».

Psychologies: Вы утверж­да­е­те, что
пси­хо­со­ма­ти­чес­кие на­ру­ше­ния у де­тей вы­ра­жа­ют
не­раз­ре­шен­ные про­бле­мы их ро­ди­те­лей – не сло­ва­ми, а
симп­то­ма­ми бо­лез­ни. Как от­ли­чить эти симп­то­мы от обыч­ных
за­бо­ле­ва­ний?

Вил­ли Бар­раль: Лю­бая бо­лезнь, как го­во­рит
об этом са­мо сло­во, – это боль, стра­да­ние, ко­то­рое не на­хо­дит
вы­ра­же­ния в сло­вах и в лю­бом слу­чае тре­бу­ет ле­че­ния.
По­это­му я пред­по­чи­таю не клас­си­фи­ци­ро­вать бо­лез­ни, не
раз­де­лять их на раз­ные груп­пы. Те­ло и ду­ша еди­ны. Те­ло мыс­лит,
го­во­рит и же­ла­ет, а ду­ша во­пло­ща­ет­ся в те­ле. По­это­му
ле­че­ние те­ла не долж­но ис­клю­чать ле­че­ния ду­ши.

Пси­хо­со­ма­ти­чес­кие рас­стройст­ва не под­да­ют­ся
клас­си­чес­ко­му ме­ди­ка­мен­тоз­но­му ле­че­нию, но это не
во­об­ра­жа­е­мые бо­лез­ни. Они впол­не ре­аль­ны. Про­яв­ляя то
стра­да­ние, ко­то­рое не на­хо­дит дру­гих средств, что­бы вы­ра­зить
се­бя, эти бо­лез­ни рас­кры­ва­ют ис­то­рию, ко­то­рая по ка­ким-то
при­чи­нам оста­лась не­выс­ка­зан­ной. Ког­да ре­бе­нок стра­да­ет
хро­ни­чес­ким за­бо­ле­ва­ни­ем, не ре­а­ги­ру­ю­щим на ле­че­ние,
на­до ста­рать­ся раз­га­дать зна­че­ние симп­то­мов. Но, увы,
взрос­лые слиш­ком час­то не при­ни­ма­ют ре­бен­ка всерь­ез и да­же не
пы­та­ют­ся при­слу­шать­ся к то­му, о чем го­во­рит его те­ло с
по­мощью ко­лик или го­лов­ных бо­лей.

Как ре­бе­нок улав­ли­ва­ет и за­пе­чат­ле­ва­ет в сво­ем те­ле то, что не вы­ска­за­но его ро­ди­те­ля­ми?

Круп­ней­ший
дет­ский пси­хо­ана­ли­тик Фран­су­а­за Доль­то рас­смат­ри­ва­ла
ре­бен­ка как лич­ность, дви­жи­мую сво­и­ми по­треб­нос­тя­ми. Она
утверж­да­ла, на­при­мер, что с са­мо­го за­ча­тия де­ти ис­пы­ты­ва­ют
же­ла­ние об­щать­ся с людь­ми. По-на­сто­я­ще­му оно про­яв­ля­ет­ся
уже тог­да, ког­да ре­бе­нок сво­бод­но вла­де­ет речью, но с са­мо­го
рож­де­ния жи­вет в его те­ле. С по­мощью ко­жи, ор­га­нов чувств
ре­бе­нок бес­соз­на­тель­но улав­ли­ва­ет и усва­ива­ет пси­хи­чес­кую
ис­то­рию сво­их ро­ди­те­лей.

Так он «во­пло­ща­ет­ся в се­мей­ной
ис­то­рии». Доль­то не при­ду­ма­ла это, а бук­валь­но на­блю­да­ла. В
сво­их ри­сун­ках де­ти рас­ска­зы­ва­ли о том, что бы­ло не­из­вест­но
их ро­ди­те­лям, но что под­тверж­да­ли позд­нее ба­буш­ки и де­душ­ки!
Мла­де­нец раз­го­ва­ри­ва­ет с по­мощью сво­их пя­ти ор­га­нов чувств,
но ро­ди­те­лям труд­но по­нять, что он хо­чет до них до­нес­ти. Ведь
для них при­выч­но об­щать­ся с по­мощью слов.

«РЕ­БЕ­НОК НЕ
ПРОС­ТО ЧЕМ-ТО «БО­ЛЕ­ЕТ». ОН ОБ­ЛА­ДА­ЕТ НЕ­КИМ ЗНА­НИ­ЕМ. И ЕГО
МОЖ­НО ПО­ПРО­СИТЬ НАМ ПОД­СКА­ЗАТЬ: КАК ИМЕН­НО МЫ МО­ЖЕМ ТЕ­БЯ
ПО­НЯТЬ?»

Ка­кие не­выс­ка­зан­ные се­мей­ные тай­ны мо­гут про­явить­ся у ре­бен­ка в ви­де бо­лез­ни?

Ре­бен­ку
пе­ре­да­ют при­зра­ки, «ске­ле­ты в шка­фу», как го­во­рил Фрейд, все
не­раз­ре­шен­ные во­про­сы… Все, что от­ри­ца­ли в сво­ей се­мей­ной
ис­то­рии пре­ды­ду­щие по­ко­ле­ния, трав­ми­ру­ет по­сле­ду­ю­щие. Но
меж­ду сек­ре­том и тем, что не вы­ска­за­но, есть раз­ни­ца. Сек­рет –
это на­ше пра­во и не­об­хо­ди­мость.

На воз­мож­нос­ти «скры­вать»
ин­фор­ма­цию от са­мо­го се­бя — бла­го­да­ря ме­ха­низ­мам
пси­хо­ло­ги­чес­кой за­щи­ты — ос­но­вы­ва­ет­ся на­ша пси­хи­чес­кая
без­опас­ность. Сек­рет ка­са­ет­ся толь­ко од­но­го че­ло­ве­ка, он
име­ет аб­со­лют­но част­ный ха­рак­тер. Не­выс­ка­зан­ной тай­ной,
на­про­тив, ста­но­вит­ся та часть ис­то­рии семьи, ко­то­рая
при­над­ле­жит всем, хо­тя и в раз­ной сте­пе­ни, но при этом
скры­ва­ет­ся.


Фото: www.psychologies.ru

Оставить комментарий

Adblock detector