Слож­ное сло­во­со­че­та­ние пе­ри­на­таль­ная эн­це­фа­ло­па­тия
встре­ча­ет­ся в лек­си­ко­не дет­ских вра­чей, а сле­до­ва­тель­но, и
ро­ди­те­лей уди­ви­тель­но час­то.

По край­ней ме­ре, у по­ло­ви­ны
чи­та­те­лей, за­гля­нув­ших в ам­бу­ла­тор­ную кар­точ­ку сво­е­го
ре­бен­ка, есть ре­аль­ные шан­сы об­на­ру­жить там зна­ме­ни­тую
аб­бре­ви­а­ту­ру ПЭП — что, собст­вен­но, и рас­шиф­ро­вы­ва­ет­ся как
пе­ри­на­таль­ная эн­це­фа­ло­па­тия.

Пе­ре­вод на рус­ский язык это­го ме­ди­цин­ско­го тер­ми­на не очень прост. Но мы по­про­бу­ем.

«Пе­ри-»
— (греч. peri-) при­став­ка, озна­ча­ю­щая «рас­по­ло­же­ние во­круг,
сна­ру­жи, при чем-ли­бо». «На­таль­ный» — от лат. natus — рож­де­ние.
Не­слож­но сде­лать вы­вод, что суть по­ня­тия «пе­ри­на­таль­ный» —
свя­зан­ный с ро­да­ми, име­ю­щий мес­то до, во вре­мя, пос­ле ро­дов,
есть да­же та­кое сло­во­со­че­та­ние — «пе­ри­на­таль­ный пе­ри­од» и
на­ука «пе­ри­на­то­ло­гия».

Име­ет, по-ви­ди­мо­му, смысл сра­зу же
уточ­нить, что пе­ри­на­то­ло­гия на­зы­ва­ет пе­ри­на­таль­ным
пе­ри­о­дом ин­тер­вал, на­чи­ная с 28-й не­де­ли внут­ри­ут­роб­ной
жиз­ни пло­да и за­кан­чи­вая седь­мым днем пос­ле рождения.

Сло­во
«па­тия-», про­ис­хо­дя­щее от гре­чес­ко­го pathos-, пе­ре­во­дит­ся
как «бо­лезнь», «стра­да­ние». Так­же гре­чес­кое enkefalos —
го­лов­ной мозг. Ну а вмес­те по­лу­ча­ет­ся «эн­це­фа­ло­па­тия» —
бо­лезнь моз­га.

Бо­лезнь моз­га — по­ня­тие не­кон­крет­ное,
не­уди­ви­тель­но, что и эн­це­фа­ло­па­тия — не кон­крет­ная бо­лезнь,
а тер­мин, объ­еди­ня­ю­щий це­лый ряд са­мых раз­но­об­раз­ных
бо­лез­ней го­лов­но­го моз­га. Ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что
ди­аг­нос­ти­ро­вать, ле­чить и вы­ле­чить эн­це­фа­ло­па­тию не­льзя в
прин­ци­пе, ибо как мож­но ле­чить не­кон­крет­ное по­ня­тие.

От­сю­да
сле­ду­ет, что если уж тер­мин «эн­це­фа­ло­па­тия» про­из­не­сен, то
на­доб­но до­бав­лять и дру­гие по­яс­ни­тель­ные сло­ва. Так обыч­но и
по­сту­па­ют — для уточ­не­ния име­ни бо­лез­ни к сло­ву
«эн­це­фа­ло­па­тия» до­бав­ля­ет­ся со­от­вет­ст­ву­ю­щее
при­ла­га­тель­ное, ука­зы­ва­ю­щее на при­чин­ный фак­тор, вы­звав­ший
бо­лезнь (по­вреж­де­ние) моз­га.

На­при­мер, би­ли­ру­би­но­вая
эн­це­фа­ло­па­тия (по­ра­же­ние моз­га, свя­зан­ное с вы­со­ким
уров­нем би­ли­ру­би­на), ги­пок­си­чес­кая эн­це­фа­ло­па­тия
(по­ра­же­ние моз­га, свя­зан­ное с де­фи­ци­том кис­ло­ро­да),
ише­ми­чес­кая эн­це­фа­ло­па­тия (по­ра­же­ние моз­га, свя­зан­ное с
на­ру­ше­ни­ем моз­го­во­го кро­во­об­ра­ще­ния). Впол­не по­нят­ны и
не нуж­да­ют­ся в под­роб­ных объ­яс­не­ни­ях та­кие
сло­во­со­че­та­ния, как диа­бе­ти­чес­кая эн­це­фа­ло­па­тия,
трав­ма­ти­чес­кая эн­це­фа­ло­па­тия, ал­ко­голь­ная
эн­це­фа­ло­па­тия.

Не­со­мнен­но, что без уточ­ня­ю­ще­го
при­ла­га­тель­но­го сло­во «эн­це­фа­ло­па­тия» не име­ет ни­ка­ко­го
смыс­ла и озна­ча­ет при­мер­но сле­ду­ю­щее: «с моз­га­ми что-то не
так». И в этом ас­пек­те сло­во «пе­ри­на­таль­ный» вы­гля­дит, по
мень­шей ме­ре, стран­но, ибо ни­ко­им об­ра­зом не уточ­ня­ет
при­ро­ду по­вреж­де­ния го­лов­но­го моз­га. Этот тер­мин все­го лишь
ука­зы­ва­ет на вре­мен­ной ин­тер­вал, ког­да эти из­ме­не­ния
про­изо­шли.

Вот и по­лу­ча­ет­ся, что сло­во­со­че­та­ние
«пе­ри­на­таль­ная эн­це­фа­ло­па­тия» вра­зу­ми­тель­но пе­ре­вес­ти
на рус­ский язык прос­то не­воз­мож­но — ну, ори­ен­ти­ро­воч­но, «с
моз­га­ми что-то не так из-за по­вреж­де­ния пе­ред ро­да­ми, во вре­мя
или не­по­средст­вен­но пос­ле ро­дов». Что не так? Да кто его зна­ет…

С
уче­том при­ве­ден­ной ин­фор­ма­ции, чи­та­те­ли, по­жа­луй, и не
уди­вят­ся то­му фак­ту, что ди­аг­ноз «пе­ри­на­таль­ная
эн­це­фа­ло­па­тия» от­сут­ст­ву­ет в меж­ду­на­род­ной
клас­си­фи­ка­ции бо­лез­ней и не ис­поль­зу­ет­ся ни­где в ми­ре, за
ис­клю­че­ни­ем, ра­зу­ме­ет­ся, стран СНГ.

На­звать бо­лезнь
кон­крет­ным име­нем или пусть и за­ву­а­ли­ро­ва­но, но ска­зать «с
моз­га­ми что-то не так» — прин­ци­пи­аль­но раз­ные ве­щи.

Нер­в­ная
сис­те­ма ре­бен­ка во­об­ще и го­лов­ной мозг в част­нос­ти
раз­ви­ва­ют­ся очень быст­ро. В про­цес­се раз­ви­тия эпи­зо­ди­чес­ки
воз­ни­ка­ют вся­кие не­по­нят­нос­ти, по­яв­ля­ют­ся, ис­че­за­ют и
уга­са­ют реф­лек­сы, стре­ми­тель­но ме­ня­ют­ся ре­ак­ции на
окру­жа­ю­щую сре­ду, со­вер­шенст­ву­ют­ся ор­га­ны чувств,
зна­чи­тель­ные из­ме­не­ния пре­тер­пе­ва­ет объ­ем дви­же­ний и т. д.
и т. п. Ме­ди­цин­ская на­ука из­ряд­но по­тру­ди­лась и по­ста­ра­лась
все эти из­ме­не­ния сис­те­ма­ти­зи­ро­вать.

От­сю­да
мно­го­чис­лен­ные тру­ды с ин­фор­ма­ци­ей о нор­мах, о том, что
по­ло­же­но, а что нет, о том, что мо­жет быть, что до­пус­ти­мо, че­го
не мо­жет быть ни­ког­да. А по­сколь­ку ана­ли­зи­ру­е­мых и
под­верг­ну­тых уче­ту фак­то­ров сот­ни, что-ни­будь обя­за­тель­но
вый­дет за рам­ки отве­ден­ных сро­ков и норм.

И тог­да на по­вест­ку дня вста­нет во­прос о ди­аг­но­зе…

А
по­ста­вить ди­аг­ноз, ру­ко­водст­ву­ясь меж­ду­на­род­ной
клас­си­фи­ка­ци­ей бо­лез­ней, не удаст­ся. Но ведь есть кон­крет­ные
жа­ло­бы и про­бле­мы: у нас под­бо­ро­до­чек дро­жит, мы пла­ка­ли 30
ми­нут без оста­нов­ки, а вче­ра срыг­ну­ли це­лых че­ты­ре ра­за, а на
про­ш­лой не­де­ле очень силь­но дры­га­ли но­га­ми и т. д.

Ал­го­ритм
вза­и­мо­от­но­ше­ний дет­ско­го вра­ча и ро­ди­те­лей в рам­ках
оте­чест­вен­ной мен­таль­нос­ти со­вер­шен­но не пре­дус­мат­ри­ва­ет
фра­зы ти­па «все нор­маль­но, оставь­те ди­тя в по­кое» или
«успо­кой­тесь, пе­ре­рас­тет». Стан­дарт­ная про­це­ду­ра лю­бо­го
вра­чеб­но-ро­ди­тель­ско­го кон­так­та на­чи­на­ет­ся с во­про­са «на
что жа­лу­е­тесь?» и за­кан­чи­ва­ет­ся кон­крет­ным ди­аг­но­зом.

Си­ту­а­ция, при ко­то­рой ро­ди­те­ли всем до­воль­ны, —
уди­ви­тель­ная ред­кость. Вра­чеб­ный осмотр, в хо­де ко­то­ро­го не
бу­дут об­на­ру­же­ны ни­ка­кие от­кло­не­ния от норм, сро­ков и
стан­дар­тов, — яв­ле­ние уни­каль­ное. Со­че­та­ние ред­ко­го и
уни­каль­но­го — это уже вне ком­мен­та­ри­ев.

Оставить комментарий