Редкая женщина в своей жизни не перенесла аборт.

Как по наследству от матери к дочери переходят рекомендации: прыгнуть со шкафа, попарить ноги в горчице… Словно вокруг процветает цивилизация, а мы как из пещеры выглядываем. И предпочитаем экстремальные ситуации с риском для жизни.

Не согласны? Давайте спорить. А в качестве вводной прочитайте статью, которую написала Татьяна Казначеева, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры репродуктивной медицины и хирургии МГМСУ, эксперт программы «Сюрпризов – нет!»

Кому сказать спасибо?

В 1936 году в СССР был введен запрет на выполнение медицинских абортов, но при этом никаких средств контрацепции не внедрялось. Ожидаемый эффект увеличения рождаемости оказался незначительным и кратковременным. С 1937 года кривая зарегистрированных абортов стремилась вверх.

Врачи, видимо, часто все-таки давали направления на аборт «по медицинским показаниям», даже если их не было, появилась система проведения нелегальных и самостоятельных абортов. Стала расти смертность женщин от осложнений после аборта. Пример подобных историй прекрасно описан в романе Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого». Уголовную ответственность за аборт несли не только те, кто его проводил, но и сама беременная женщина.

После Великой Отечественной войны ситуация не изменилась, а наоборот, закрепилась. Аборт стал традиционным инструментом регулирования рождаемости в СССР. Запрет аборта был отменен только в 1955 году. Во всем мире уже активно разрабатывали надежные средства контрацепции. Но страны за «железным занавесом» это не коснулось. Доступны были лишь презервативы советского производства.

Впрочем, использование «изделия № 2» уже было огромным прорывом! Прекрасно по этому поводу написал известный социолог Игорь Кон: «…если на комсомольском собрании обсуждалось персональное дело по поводу чьей-то незапланированной беременности (виновника-мужчину обязывали жениться или объявляли ему выговор), с задних парт раздавались иронические выкрики: «Позор бракоделам резиновой промышленности!».

Прогресс проходил мимо 18 августа 1960 года в США появился первый оральный гормональный контрацептив – Эновид, а год спустя в Германии врачи стали выписывать препарат Ановлар. Но в СССР новые методы контрацепции всячески дискредитировались, особенно гормональная контрацепция, и вот почему.

У нас отсутствовали собственные научные разработки по данному вопросу, зато отрицалось все западное, капиталистическое. И главное – свободное использование и доступность средств контрацепции означало бы расширение прав личности, свободу волеизъявления, что в условиях тоталитарного строя было недопустимо, с точки зрения чиновников.

Антипропаганда всего иностранного была настолько эффективна, что проведение искусственного аборта казалось людям намного безопаснее, чем прием противозачаточных пилюль (например, внедрялся миф о канцерогенности гормональных препаратов).

С последствиями мы сталкиваемся до сих пор. Уже внучки тех женщин, которые боялись принимать гормональные пилюли, по-прежнему задают вопрос (или не задают, что хуже): не вредны ли эти препараты? И врачи до сих пор осторожно относятся к их использованию.

Показания и противопоказания к аборту

Искусственное прерывание беременности по желанию женщины (артифициальный аборт) проводится при сроке беременности до 12 недель. По социальным показаниям – до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины – независимо от срока беременности.

К медицинским показаниям относятся: пороки развития, тяжелое осложненное течение беременности, состояние, угрожающее жизни матери, декомпенсация хронических заболеваний матери.

Есть еще социальные показания: решение суда о лишении или об ограничении родительских прав матери, беременность в результате изнасилования, наличие у мужа I – II группы инвалидности или его смерть во время беременности жены, а также пребывание беременной в местах лишения свободы.

Причем в 2003 году этот список был сокращен с 13 пунктов до 4. Ранее учитывались отсутствие у будущих родителей работы или жилья, расторжение брака, многодетность, наличие в семье ребенка-инвалида и доход ниже прожиточного минимума, статус матери-одиночки.

К противопоказаниям к проведению операции искусственного прерывания беременности относятся острые и подострые воспалительные заболевания женских половых органов, острые воспалительные процессы любой локализации, острые инфекционные заболевания.

При наличии других противопоказаний (заболевания, состояния, при которых прерывание беременности угрожает жизни или наносит серьезный ущерб здоровью) вопрос решается индивидуально.

Осложнения

Из-за осложнений после абортов в Европе ежегодно умирает около 300 женщин (данные ВОЗ за 2004 г). В период с 2003 по 2007 год число умерших после аборта в России снизилось почти на 60%, а доля умерших после абортов в структуре общей материнской смертности снизилась с 25,2% до 18,8%. 40% умерших погибли после прерывания беременности в сроке 22 – 27 полных недель, это превышает общую летальность после абортов в 24 раза. В 2007 году летальность в стационаре после криминальных абортов в 185 раз превышала летальность после абортов в общей популяции.

Вот лишь некоторые причины материнской смерти после аборта: сепсис, кровотечение (в 2007 году от этих двух причин погибло более 75% женщин от числа всех умерших после аборта), осложнения после обезболивания, разрыв и перфорация матки, тромбоэмболические осложнения.

Наиболее распространенные осложнения нелегальных абортов: неполный аборт, тазовые и генерализованные инфекции, тяжелая кровопотеря и повреждения половых и внутренних органов. Таким образом на сегодняшний день всеми прогрессивными странами понимается необходимость легализации абортов по строжайшим показаниям, с одной стороны, и безусловно в связи с развитием медицины операция «искусственный аборт» может и должна стать безопасной процедурой.

Но, с другой стороны, искусственный аборт ни в коем случае не должен быть методом выбора регулирования рождаемости. Минздравсоцразвития признает, что один из методов сохранения репродуктивного здоровья – это прерывание беременности в ранние сроки, в том числе медикаментозным методом, а после прерывания беременности – назначение высокоэффективных средств контрацепции, в первую очередь гормональных контрацептивов.

Оставить комментарий

Adblock detector