Много лет назад была опубликована серия материалов о нелегальном эксперименте одной из московских клиник ЭКО по забору семенной жидкости у погибшего мужчины и последующей инсеминации его вдовы.

В результате операции под кодовым названием «Отец-мертвец» родилась абсолютно здоровая девочка. Статьи вызвали общественный резонанс и даже привлекли внимание наших законодателей. Но, как это обычно бывает, вскоре ажиотаж вокруг сенсации утих, и депутаты отложили легализацию процедуры до лучших времен.

И вот на днях мне звонит та самая счастливая вдова и говорит, что, по дошедшим до нее слухам, столичные центры ЭКО начали практиковать искусственное оплодотворение жен спермой их мертвых мужей. Я пообещала ей все выяснить. Мне и самой любопытно: неужели сказка стала былью?

Я попросила прояснить ситуацию Михаила Иванова, заведующего лабораторией молекулярной генетики Перинатального медицинского центра г. Москвы.

– Михаил Алексеевич, 11 лет назад операцию «Отец-мертвец» столичные врачи проводили нелегально. Сегодня, как мне говорили, процедура оплодотворения женщины спермой умершего мужа легализована. Так ли это?

– Смотря что иметь в виду под «оплодотворением спермой умершего мужа». Если сперма была заморожена прижизненно и оставлено заявление, в котором четко прописан порядок распоряжения ею, это одно, а если мы говорим о посмертном извлечении сперматозоидов, то….

С тех пор ничего не изменилось. Эта манипуляция по-прежнему не разрешена, но и не запрещена. У нас нет законодательства, которое бы регламентировало порядок действий в подобных ситуациях. Врачи могут получить сперму у мертвого человека различными способами и в дальнейшем провести ЭКО на свой страх и риск.

Представьте, что в автокатастрофе погибает олигарх и кто-то у него тайком отрезает яичко, выделяет из него сперматозоиды, потом оплодотворяет яйцеклетку его подруги и имплантирует ей полученный эмбрион, а через девять месяцев женщина рожает ребенка и затевает судебный процесс с родственниками покойного олигарха, претендуя на наследство.

Если в ходе разбирательства всплывет информация о нелегальном ЭКО, то врача, который занимался манипуляциями, хорошенько повозят лицом по столу за то, что нарушил этические нормы, ведь умерший не давал согласия на использование его половых органов.

Кроме того, забор семенной жидкости может быть рассмотрен как надругательство над трупом (статья 244 УК РФ. – Ред.). Поэтому подобной услуги нет в прейскуранте ни одной клиники.

– А как может всплыть информация об ЭКО, если ни женщина, ни врач в этом не заинтересованы?

– То, что зачатие произошло после смерти мужа, подтвердит срок беременности. Ведь невозможно оплодотворить женщину спермой мужа сразу после его гибели. Сначала надо простимулировать яичники гормонами, чтобы получить не одну, а несколько яйцеклеток, затем 11 — 15 дней ждать, пока они созреют, и только тогда делать пункцию яичника. Выбрав здоровую яйцеклетку, ее оплодотворяют самым полноценным сперматозоидом.

И через несколько дней готовый эмбрион пересаживают в полость матки. На все это требуется время. Кроме того, не всегда беременность в программе ЭКО получается с первого раза. Между первой и второй попыткой должно пройти два — три месяца, чтобы яичники пришли в норму после стимуляции. А это все намного затягивает процесс. И если ребенок рождается не через девять месяцев после смерти своего отца, а допустим, через год — полтора, то родственники вправе усомниться в отцовстве.

– Но ситуация может быть и не связана с наследством. Например, родители теряют единственного сына. Они уже вышли из репродуктивного возраста, чтобы родить собственного ребенка, но еще вполне здоровы и полны сил для воспитания внуков. По-моему, их желание продолжить род вполне естественно. В Америке и Европе такая практика существует и решается с помощью донации ооцитов и суррогатного материнства. У нас же сплошные проблемы. Почему так?

– Нет спроса. Большинство людей даже не подозревают о том, что такое возможно. Многие вообще ни разу не слышали об ЭКО, а те, кто знает об этой технологии, не имеют финансовой возможности, ведь само по себе ЭКО – дорогое мероприятие. Но главное – нет законопроекта. Пока кто-то из чиновников в нашей стране не озаботится проблемами бездетных вдов и родителей, пока им лично это не понадобится, разрешения вопроса не будет.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована