Это желание возникает у нас в раннем детстве и поддерживается родителями.

У девочек с первой куклой, которую она баюкает уже в два-три года. Со временем оно растет в сознании будущей женщины, обогащается ее личной историей, ее радостями, печалями, достоинствами и недостатками. Для взрослой женщины желание иметь ребенка становится проявлением ее глубокой потребности, ее жизненной силы.

Для мальчиков воображаемый ребенок в первую очередь знак социальной роли, отцовской ответственности. Мужчины воспринимают воображаемых детей в первую очередь как продолжение самих себя, и лишь с рождением ребенка, поняв, что он отдельное от них, самостоятельное существо, отцы начинают заботиться, охранять, обеспечивать…

Разговор с партнером о будущих детях гораздо чаще начинают женщины. Для них дети — необходимая часть картины мира, благодаря им женщина ощущает свою полноценность, реализованность. Мужчина же скорее хочет, чтобы его жена была счастлива, и если для этого нужны дети, то пусть будут дети.

К 23 годам у женщины наступает возраст, наиболее благоприятный для рождения первого ребенка.

Но, получив к этому времени хорошее образование и/или начав работать, все больше женщин не хотят останавливаться на достигнутом. Они боятся потерять то, к чему уже успели прийти, выпасть из активной жизни. Младенец удерживает мать дома, около себя, а чтобы развиваться, получать информацию, впечатления, надо взаимодействовать с социумом. Именно поэтому время, проведенное с детьми, женщинам может казаться потерянным.

Более того, предвидя такую перспективу, некоторые активно и даже агрессивно отказываются от рождения ребенка. «Меня удивляет, как настойчиво женщины в интернет-сообществах childfree доказывают свое право не иметь детей, — делится Галина Филиппова.

Если человек уверен в своей позиции, он просто живет той жизнью, которую выбрал, а за декларированием часто стоит самооправдание. И неудивительно, ведь многие из них рано или поздно понимают, что не правы.

Так или иначе, активистки движения childfree очень похожи на тех женщин, которые в силу разных причин просто не торопятся с материнством. Однако в 45 лет наступает возрастной кризис: оглядываясь назад, женщина хочет понять, для чего двигалась (и движется) вперед.

И в этот момент она может осознать, что ей не с кем поделиться накопленными ценностями.

Тогда вопрос о ребенке встает чрезвычайно остро, и женщина оказывается готова на все, чтобы забеременеть. Она обращается в клинику репродукции, где ей предлагают использовать донорскую яйцеклетку: после 45 лет вероятность наступления беременности с использованием собственных яйцеклеток маловероятна, даже с помощью ЭКО.

Сегодня на наших глазах исчезает понятие интимности, тайны.

С тех пор как мы получили выбор иметь или не иметь детей, это наше очень личное желание стало буквально социальной нормой. А живот будущей матери — демонстрацией того, что испытывать это желание похвально.

Оставить комментарий

Adblock detector