Традиционные блюда национальной кухни исчезают со стола. Западные теории правильного питания подрывают вековые привычки. Но стоит ли открещиваться от кулинарного наследия?

Для наших предков ничего не было проще пареной репы, для наших современников нет ничего ее сложнее. Исконно наш корнеплод давно стал изгоем на своей родине. Наши дети не знают его вкуса, а мы с трудом припоминаем.

Репу невозможно отыскать на полках супермаркетов, на дачных грядках ее сажают только энтузиасты, а на рынках спрашивают одни ностальгирующие граждане. Белокочанная капуста, слива и укроп тоже не в фаворе: они кажутся нам слишком примитивными, и мы не задумываясь промениваем их на брокколи, нектарин и рукколу.

Национальные блюда навевают не только скуку, но и страх. Холодец мы не едим, потому что боимся холестерина, блины не готовим, потому что они слишком жирные, а смаковать сало просто стесняемся, ведь поборники здорового образа жизни тут же ткнут в нас пальцем. Но действительно ли наши традиции вреднее остальных?

Занимательная география

Пищевые привычки любого региона формирует прежде всего климат. Наши предки ели те растения и ту живность, которую могли вырастить или отловить в окрестностях. Рецепты рождались под диктовку холодной зимы: масштабные заготовки квашеной капусты, моченых яблок, варенья, солений, сушеных грибов и ягод спасали от авитаминоза.

Сложнее всего человек адаптируется к новой пище, а не к 50-градусному морозу или странным нравам. При переезде в другую страну последнее слово всегда остается за пищеварительной системой. Если местные продукты и вода не будут усваиваться, лучше вернуться на родину.

Основу нашего рациона в эпоху погребов составляли злаки, овощи и мясо. Рыба, несмотря на обилие рек, чаще употреблялась во время поста.

В осенне-зимний период в большой чести была жирная и мясная пища: в стужу надо было согреваться дополнительными калориями. Летом наступала пора молочных продуктов и свежих плодов. Пищеварительная система к погодному графику приспособилась, и этот вековой механизм функционирует по сей день, несмотря на то что овощи и фрукты уже доступны круглый год.

Но если раньше фигуру помогал блюсти тяжелый физический труд, сегодня лишние килограммы нам мешает сбрасывать лень и расхолаживающие блага цивилизации.

Условия нашего обитания за последнее столетие резко улучшились. Выжить зимой уже не проблема: до работы нас довозят прогретые автомобили и метро, в квартирах холят центральное отопление и горячая вода.

Поглощать жирную пищу в прежнем количестве больше необходимости нет, хотя некоторые из нас делают так на автомате. Тем не менее, пока глобальное потепление не победило нашу зиму, холода будут повышать наши аппетиты.

При низких температурах организму, как и раньше, требуется больше энергии, и не только на телодвижения, но и на работу внутренних органов и сам процесс пищеварения. Жировая прослойка в зимний период должна прирастать, и колебания в 1−3 килограмма в течение года считаются нормой. Балласт нужно скидывать в спортзале или, с наступлением весны, идти поднимать целину.

Свое vs чужое

Вкусовые пристрастия формирует не один климат. Понятие «средняя полоса» сильно растяжимо, ведь в нее входит большая часть Европы.

Взять хотя бы Чехию, где супы принято подавать исключительно протертые, а на гарнир к мясу вместо привычных макарон, овощей или картошки заказывать кнедлики. Необычно. На десерт принесут пирожное, но чая придется ждать долго: хотите испить − извольте, на столе стоит бутылка с минеральной водой. Нетипично.

В Германии свинину и вовсе заедают бобами. Тяжеловато будет! Мы привыкаем не только к продуктам, выращенным в наших краях, но и к их причудливым сочетаниям.

Однако в эпоху мировой экономики и широких транспортных коридоров нас пленяют интернациональные соблазны. Что же лучше: питаться привычными продуктами или заморскими диковинами? В конце концов, человек – животное всеядное, и, если китайцы уплетают кузнечиков, французы – улиток, а тайцы − дуриан, чем мы хуже?

Однозначного ответа на эти вопросы нет. С одной стороны, собственную кухню мы перевариваем лучше, чем чужую. Наш организм веками адаптируется к традиционной пище. На знакомые продукты и блюда вырабатывается строго отмеренное количество ферментов (белковых веществ, расщепляющих пищу), которые имеют определенную активность. Все отлажено так, чтобы их хватило.

Пост – неотъемлемая часть жизни православных христиан.

Поскольку период воздержания от скоромной пищи длится недолго, здоровому человеку он не повредит. Главное – не забывать про растительные белки, а в разрешенные дни есть рыбу.

Любые новые ингредиенты и их непривычные сочетания могут завести систему пищеварения в тупик. Если ферментов по неопытности она произведет недостаточно, эксперимент закончится расстройством кишечника.

Именно поэтому поездке в Мексику или Таиланд среднестатистический наш желудок не радуется. В наших краях нужды в специях, продлевающих срок годности продуктов в жару, не было, поэтому острая пища оказывается нам не по зубам.

Японский обычай есть сырую рыбу тоже может вызвать бурный протест. Пускаться во все гастрономические тяжкие диетологи не советуют: лучше прислушиваться к своему организму и не давиться суши, потому что это модно.

У продуктов наших широт тоже есть плюсы. Они не уступают по пищевой ценности экзотическим: они содержат не меньше витаминов, полезных веществ и клетчатки. Мы привыкли к их вкусу, и, если покупаем картофель, кабачки или клубнику из Европы или Турции, наши сорта кажутся нам вкуснее.

Но, с другой стороны, питаться только дарами нашего края не совсем правильно. В нашей стране наблюдается дефицит многих полезных веществ, например йода, который приводит к заболеваниям щитовидной железы.

Фрукты и овощи, выращенные на другой почве, а также морепродукты, морская капуста, водоросли помогают нам поддерживать витаминно-минеральный баланс.

Оставить комментарий

Adblock detector