Читати статтю українською мовою

Преж­де все­го нуж­но ска­зать, что все при­знаки нар­ко­ти­чес­ко­го и ле­кар­ст­вен­но­го опья­не­ния от­но­си­тель­ны.

Про­яв­ле­ния опья­не­ния тем или иным ве­щест­вом очень силь­но за­ви­сят от особен­нос­тей нер­в­ной сис­те­мы кон­крет­но­го че­ловека. Ни­же мы по­про­бу­ем при­вес­ти са­мые общие из них. Раз­би­рать­ся в яв­ле­ни­ях опья­не­ния олее точ­но — де­ло вра­ча или экс­пер­та.

Ге­ро­ин и дру­гие опи­а­ты

Упо­треб­ля­ют­ся ча­ще все­го инъ­ек­ци­он­ным пу­тем или пу­тем вды­ха­ния. Ро­ди­те­ли мо­гут нахо­дить в до­ме упа­ков­ки от шпри­цов, во­ще­ные бу­маж­ки или фоль­гу, за­коп­чен­ные сто­ло­вые лож­ки.

При­зна­ки про­яв­ле­ния опья­не­ния осо­бен­но про­ти­во­ре­чи­вы, они очень за­ви­сят от ста­жа и при­ня­той до­зы. Че­ло­век, на­хо­дя­щий­ся под воздейст­ви­ем опи­а­тов, за­мкнут, по­гру­жен в се­бя, из­бе­га­ет кон­так­тов и хо­чет ти­ши­ны или, на­оборот, из­лиш­не об­щи­те­лен, до на­вя­зы­ва­ния се­бя дру­гим.

Он мо­жет ска­зать, что по­шел спать, но лечь в кро­вать и по­га­сить в ком­на­те свет бо­ит­ся. За­то мо­жет за­сы­пать на хо­ду, но если к не­му в этот мо­мент об­ра­тить­ся — мо­мен­таль­но прихо­дит в бодр­ст­ву­ю­щее со­сто­я­ние без ка­ких-ли­бо при­зна­ков сон­ли­вос­ти. Пу­та­ет день с ночью, что про­яв­ля­ет­ся в на­ру­ше­нии рит­ма сна, час­то ночью бро­дит по квар­ти­ре, а днем спит.

Добро­душ­ный и по­кла­ди­с­тый, он тут же может стать за­дум­чи­вым и рас­се­ян­ным. Рас­тя­ги­вает сло­ва, но мо­жет быть, на­обо­рот, ле­гок в обще­нии, пос­ле мно­го­ча­со­во­го за­нудст­во­ва­ния мгно­вен­но пре­вра­ща­ет­ся в ост­ро­ум­но­го со­бе­седни­ка. На­стро­е­ние ме­ня­ет­ся все вре­мя, и эти пере­ме­ны не­пред­ска­зу­е­мы.

Во вре­мя еды мо­жет за­быть о том, что у не­го в ру­ках лож­ка, и об­жечь­ся, од­на­ко бо­ли не почувст­ву­ет.

Ко­жа блед­ная, су­хая и теп­лая. Зра­чок уз­кий и не рас­ши­ря­ет­ся в тем­но­те, от­че­го сни­жа­ет­ся ост­ро­та зре­ния при ве­чер­нем осве­ще­нии.

На ста­дии абс­ти­нен­ции (по­следст­вие без нарко­ти­ка) про­яв­ля­ют­ся при­зна­ки бес­по­койст­ва, нер­воз­нос­ти, раз­дра­жи­тель­нос­ти и вспыль­чи­вости. Су­до­рож­но за­ни­ма­ет­ся по­ис­ка­ми нар­ко­тика, ищет по­вод уй­ти из до­му.

Лег­кая фор­ма «лом­ки» мо­жет на­по­ми­нать обыч­ную прос­ту­ду. На­чи­на­ет­ся на­сморк, оз­ноб, нар­ко­ман ку­та­ет­ся во все теп­лое, его мо­жет тош­нить, бо­лит жи­вот, при тя­же­лой фор­ме наблюда­ет­ся рво­та и по­нос. На­ру­ша­ет­ся сон. Такое со­сто­я­ние мо­жет длить­ся око­ло пя­ти су­ток.

Ма­ри­ху­а­на

Упо­треб­ля­ет­ся с по­мощью ку­ре­ния. Ро­ди­те­ли мо­гут на­хо­дить в до­ме пу­с­тые гиль­зы от па­пирос, не­ис­поль­зо­ван­ный та­бак, фоль­гу.

Зло­упо­треб­ле­ние ма­ри­ху­а­ной втор­га­ет­ся в жизнь мо­ло­де­жи так же быст­ро, как во­да про­ни­ка­ет в пе­сок. По внеш­ним при­зна­кам узнать нар­ко­ма­на не со­став­ля­ет тру­да.

При не­боль­ших до­зах на­блю­дает­ся из­лиш­няя по­движ­ность и ак­тив­ность, он мо­жет про­из­во­дить впе­чат­ле­ние энер­гич­но­го чело­ве­ка, быст­ро при­ни­ма­ю­ще­го ре­ше­ния, но, увы, он прак­ти­чес­ки не от­да­ет се­бе в них от­че­та. В разгово­ре та­ра­то­рит, слов­но бо­ит­ся не успеть что-то ска­зать, речь сби­ва­ет­ся, про­с­тые мыс­ли выражает мно­го­чис­лен­ны­ми фра­за­ми и ли­ри­чес­ки­ми отступ­ле­ни­я­ми.

В груп­пе лю­дей, при­няв­ших нар­ко­тик, присутст­ву­ет цеп­ная ре­ак­ция: если ко­му-то од­но­му весе­ло — сме­ют­ся все, при­чем, над чем они смеются, мо­гут не знать са­ми. Ха­рак­тер­на рез­кая ме­на на­стро­е­ния на пря­мо про­ти­во­по­лож­ное: доб­ро­ду­шие и по­кла­дис­тость сме­ня­ют­ся аг­рес­сией, вспыльчивостью. Опья­не­ние про­яв­ля­ет­ся по­вы­шен­ным, не­уемным ап­пе­ти­том, слов­но че­ло­век го­тов по­гло­щать все съест­ное, что по­па­да­ет­ся под ру­ку, и в больших ко­ли­чест­вах.

Гла­за «стек­лян­ные», с рас­ши­рен­ны­ми зрач­ками, иног­да ка­жет­ся, что нар­ко­ман смот­рит как бы сквозь то­го, с кем об­ща­ет­ся, свойст­вен­но по­крас­не­ние губ, су­хость во рту.

При упо­треб­ле­нии боль­ших доз ма­ри­ху­а­ны ли­цо че­ло­ве­ка ста­но­вит­ся блед­ным, зрач­ки сужа­ют­ся. Он ухо­дит в се­бя, ста­ра­ясь спря­тать­ся от внеш­не­го ми­ра, чувст­вуя ка­кое-то бес­си­лие. Чело­век как бы за­тор­мо­жен­ный, не мо­жет сос­редо­то­чить­ся, и по­лу­чить от не­го вра­зу­ми­тель­ный от­вет, а час­то и во­об­ще ка­кой-ли­бо от­вет на по­став­лен­ный во­прос прак­ти­чес­ки не­воз­мож­но.

Со­сто­я­ние опья­не­ния сме­ня­ет­ся абс­ти­нен­цией, со­про­вож­да­ю­щей­ся де­прес­си­ей, сон­ли­востью со вспыш­ка­ми раз­дра­жи­тель­нос­ти. Мо­жет воз­ник­нуть бес­сон­ни­ца, го­ло­во­кру­же­ние, тре­вога, оз­ноб. Не ис­клю­че­ны пси­хо­зы с гал­лю­ци­наци­я­ми.

Ко­ка­ин и дру­гие пси­хос­ти­му­ля­то­ры

Пси­хос­ти­му­ля­то­ра­ми яв­ля­ют­ся та­кие нар­коти­ки, как эфед­рон, фе­на­мин, экс­та­зи, ко­ка­ин, пер­ви­тин.

Ко­ка­ин вды­ха­ют че­рез нос, пер­ви­тин — вводят толь­ко с по­мощью уко­лов. Ро­ди­те­ли мо­гут на­хо­дить са­мо­дель­ные тру­боч­ки из фоль­ги или во­ще­ной бу­ма­ги, упа­ков­ки от шпри­цов.

Под­рос­ток, на­хо­дя­щий­ся под воз­дейст­ви­ем пси­хос­ти­му­ля­то­ров, ка­жет­ся очень ожив­лен­ным, дви­га­ет­ся рез­ко и по­ры­вис­то, все по­ступ­ки со­верша­ют­ся им быст­ро. Его слов­но по­сто­ян­но не­сет ку­да-то не­ве­до­мая си­ла, ему труд­но уси­деть на мес­те, он по­сто­ян­но в дви­же­нии, де­я­те­лен, причем эта де­я­тель­ность мо­жет не иметь ни­ка­кой прак­ти­чес­кой це­ли, на­при­мер, нар­ко­ман мо­жет взять­ся раз­би­рать но­вый те­ле­ви­зор, по­том со­бирать его об­рат­но, по­том сно­ва раз­би­рать. Он не мо­жет при­дер­жи­вать­ся ка­ко­го-ли­бо по­сто­янст­ва в де­лах и мыс­лях, по­это­му мо­жет брать­ся за многое и все бро­са­ет.

Го­во­рить с та­ким че­ло­ве­ком труд­но, так как что-то его опять бу­дет «звать впе­ред», он бу­дет не в со­сто­я­нии об­суж­дать од­ну те­му, его мыс­ли бу­дут пе­ре­би­вать од­на дру­гую, и если вы­ска­зывать­ся он еще смо­жет, то слу­шать — ни за что. Ему труд­но быть пас­сив­ным, пусть да­же слу­шате­лем, труд­но на­хо­дить­ся на­еди­не с со­бой, не отвле­кая се­бя чем-то.

Он мо­жет вне­зап­но за­думать ка­кую-ни­будь по­езд­ку и то­ро­пить­ся в до­рогу, но ско­ро бро­сит и это за­ня­тие и все рав­но ни­ку­да не уедет. Он по­хож на тен­нис­ный мя­чик, по ко­то­ро­му кто-то по­сто­ян­но хло­па­ет ра­кет­кой, за­став­ляя его пры­гать с ме­с­та на мес­то, не даая по­коя и по­сто­янст­ва хоть в чем-то. При этом, на­хо­дясь в ста­дии опья­не­ния, он мо­жет сут­ка­ми не спать.
Зрач­ки его рас­ши­ре­ны, кож­ный по­кров су­хой, пульс уча­щен­ный.

На ста­дии абс­ти­нен­ции на­сту­па­ют пас­сив­ность и раз­дра­жи­тель­ность. Де­прес­сия сме­ши­ва­ет­ся с тре­во­гой. Об­щая по­дав­лен­ность. Дви­же­ния неуве­рен­ные, ко­ор­ди­на­ция на­ру­ше­на. У нар­ко­манов с боль­шим ста­жем воз­мож­на ма­ния пре­сле­до¬ва­ния.
На­блю­да­ет­ся блед­ность ко­жи, пот­ли­вость, по¬нос, прак­ти­чес­ки по­сто­ян­но уча­щен­ный пульс.

Экс­та­зи, если и не дейст­ву­ет так же быст­ро как инъ­ек­ци­он­ные пре­па­ра­ты, при ре­гу­ляр­ном упо­треб­ле­нии при­во­дит к спа­дам в на­стро­е­нии, сни­же­нию ин­тел­лек­та и по­яв­ле­нию гал­лю­ци­наций на ста­дии абс­ти­нен­ции. У при­ни­ма­ю­щих эфед­рон мо­жет быть гладкий, отеч­ный, гус­то-крас­ный язык.

Гал­лю­ци­но­ге­ны

Гал­лю­ци­но­ге­ны (LSD, кси­ло­би­цин, мес­калин) — са­мые «за­га­доч­ные» и труд­но рас­поз­нава­е­мые ве­щест­ва. Эти нар­ко­ти­ки по­ме­ща­ют под язык до рас­са­сы­ва­ния. Ро­ди­те­ли мо­гут на­хо­дить мел­кие квад­ра­ти­ки во­ще­ной бу­ма­ги.

По­доб­ные ве­щест­ва счи­та­ют­ся нар­ко­ти­ка­ми, из­ме­ня­ю­щи­ми со­зна­ние в мис­ти­чес­кую сто­ро­ну, а «труд­ны­ми» по­то­му, что при­зна­ки их упо­требле­ния очень по­хо­жи на ас­пек­ты по­ве­де­ния людей, ко­то­рых окру­жа­ю­щие счи­та­ют людь­ми со стран­нос­тя­ми. Они ви­дят в оби­ход­ных пред­метах что-то, ми­мо че­го про­хо­дят все осталь­ные.

Обыч­ные цве­та для них при­о­бре­та­ют на­сыщен­ность, глу­би­ну и «се­реб­рис­тость». Их мо­жет тро­нуть из­гиб тра­вин­ки у до­ро­ги, в ко­то­рой они ви­дят мис­ти­чес­кую скульп­ту­ру, под­рост­ки могут за­стыть и ча­са­ми лю­бо­вать­ся рас­те­ни­ем. Они мо­гут вос­при­ни­мать в опья­не­нии не­одушев­лен­ные пред­ме­ты как жи­вые су­щест­ва и пы­тать­ся раз­го­ва­ри­вать с ни­ми.

Оставить комментарий