Читати статтю на українській мові

Но­во­рож­ден­ные спят стро­го опре­де­лён­ное вре­мя и ре­жим их сна ни­ко­им об­ра­зом не свя­зан с ре­жи­мом корм­ле­ния, рас­по­ряд­ком дня и дру­ги­ми со­бы­ти­я­ми, ко­то­рые про­ис­хо­дят в его жиз­ни пос­ле рож­де­ния.

Мо­де­ли сна ре­бён­ка вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся ещё до рож­де­ния, в ут­ро­бе, под вли­я­ни­ем ма­те­ри. Этот поч­ти без­уп­реч­ный при­мер свя­зи, фор­ми­ру­ю­щей­ся до рож­де­ния — де­ти мо­гут при­спо­со­бить­ся к рит­му жиз­ни ма­те­рей ещё до рож­де­ния с та­кой же точ­ностью, что и пос­ле рож­де­ния.

Мы уже зна­ем, на­сколь­ко важ­на связь меж­ду ре­бён­ком и ма­терью. Де­ти, при­спо­саб­ли­ва­ю­щи­е­ся к рит­му жиз­ни ма­те­ри, час­то от это­го вы­иг­ры­ва­ют. Всё же та­кая син­х­ро­ни­за­ция – ком­плек­с­ный про­цесс, и удивительно, что ма­мам и де­тям час­то уда­ёт­ся сде­лать это очень быст­ро.

Не­ко­то­рые ре­ак­ции ма­те­рей обу­с­лов­ле­ны био­ло­ги­чес­ки. Но да­же с учётом это­го не­льзя не уди­вить­ся, как ма­те­ри и ре­бён­ку уда­ёт­ся так точ­но под­стро­ить­ся друг под дру­га без осо­бых ре­пе­ти­ций.

За­дол­го до ро­дов мать и ре­бёнок на­чи­на­ют син­х­ро­ни­зи­ро­вать свои рит­мы и ре­ак­ции. Из это­го мож­но сде­лать вы­вод: при­вя­зан­ность пос­ле рож­де­ния, ко­то­рая всег­да изу­ча­лась изо­ли­ро­ван­но, как от­дель­ный фе­но­мен, на са­мом де­ле яв­ля­ет­ся про­дол­же­ни­ем про­цес­са фор­ми­ро­ва­ния свя­зи, ко­то­рый на­чал­ся за­дол­го до рож­де­ния ре­бён­ка, в ут­ро­бе ма­те­ри.

Этот факт объ­яс­ня­ет про­ис­хож­де­ние столь уди­ви­тель­ных спо­соб­нос­тей но­во­рож­ден­но­го.

Его уме­ние аде­кват­но ре­а­ги­ро­вать на при­кос­но­ве­ния, по­хло­пы­ва­ния, взгля­ды и дру­гие клю­че­вые зна­ки, по­да­ва­е­мые ему ма­терью, ос­но­вы­ва­ет­ся на зна­нии сво­ей ма­те­ри за­дол­го до рож­де­ния.

В кон­це кон­цов, но­вое ощу­ще­ние при­кос­но­ве­ния к те­лу ма­те­ри и язык её взгля­дов не так уж слож­ны для по­сти­же­ния для то­го, кто от­та­чи­вал своё уме­ние чи­тать и отве­чать на её мыс­ли и чувст­ва, на­хо­дясь в её ут­ро­бе.

Пе­тер Фе­дор Фрей­берг, про­фес­со­р аку­шерс­т­ва и ги­не­ко­ло­гии в уни­вер­си­те­те Уп­п­са­ла в Шве­ции и од­ин из ве­ду­щих аку­ше­ров Ев­ро­пы описал интересный случай: » Пос­ле рож­де­ния Крис­ти­на бы­ла креп­кой и здо­ро­вой. За­тем слу­чи­лось не­что стран­ное. Де­ти, у ко­то­рых сфор­ми­ро­ва­на при­вя­зан­ность, бу­ду­чи по­ло­же­ны на жи­вот ма­те­ри пос­ле рож­де­ния, дви­га­ют­ся по на­прав­ле­нию к ма­те­рин­ской гру­ди. Крис­ти­на же по не­объ­яс­ни­мым при­чи­нам это­го не сде­ла­ла. Каж­дый раз, ког­да мать пред­ла­га­ла ей взять грудь, она отво­ра­чи­ва­лась от неё.»

Сна­ча­ла Пе­тер по­ду­мал, что де­воч­ка боль­на, но ког­да ей пред­ло­жи­ли сос­ку с ис­кус­ст­вен­ным мо­ло­ком, она взя­ла её и вы­пи­ла всё мо­ло­ко. Пе­тер ре­шил, что по­ве­де­ние Крис­ти­ны бы­ло вре­мен­ной абер­ра­ци­ей. На сле­ду­ю­щий день Крис­ти­ну при­нес­ли к ма­те­ри – и она сно­ва от­ка­за­лась брать грудь, это пов­то­ря­лось и все по­сле­ду­ю­щие дни.

Оза­бо­чен­ный слу­чив­шим­ся и дви­жи­мый лю­бо­пыт­ст­вом, Пе­тер по­ста­вил ост­ро­ум­ный экс­пе­ри­мент. Он рас­ска­зал о стран­ном по­ве­де­нии Крис­ти­ны дру­гой не­дав­но ро­див­шей жен­щи­не, и та со­гла­си­лась по­про­бо­вать её по­кор­мить. Ког­да сон­ную Крис­ти­ну при­нес­ли и по­ло­жи­ли ей на ру­ки, вмес­то то­го, что­бы отвер­нуть­ся, Крис­ти­на схва­ти­ла со­сок и ста­ла упо­ён­но со­сать. Удив­лён­ный ре­ак­ци­ей де­воч­ки, Пе­тер рас­ска­зал на сле­ду­ю­щий день её ма­те­ри о том, что про­изо­шло, и спро­сил: “Как Вы ду­ма­е­те, чем это объ­яс­нить?”

Жен­щи­на от­ве­ти­ла, что не зна­ет. Пе­тер спро­сил, не бо­ле­ла ли она во вре­мя бе­ре­мен­нос­ти. “Нет”, – от­ве­ти­ла та. Тог­да Пе­тер спро­сил её без оби­ня­ков: “Вы хо­те­ли за­бе­ре­ме­неть?” Жен­щи­на взгля­ну­ла ему в ли­цо и ска­за­ла: “Нет. Я хо­те­ла сде­лать аборт. Но мой муж хо­тел ре­бён­ка. По­это­му я ро­ди­ла её”.

Это бы­ло но­востью для Пе­те­ра, но, оче­вид­но, не для Крис­ти­ны. Она в те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни ис­пы­ты­ва­ла не­при­я­тие ма­те­ри и от­ка­за­лась ус­та­нав­ли­вать кон­такт с ней пос­ле рож­де­ния, так же как её мать от­ка­за­лась от при­вя­зан­нос­ти к ней до рож­де­ния. Крис­ти­на бы­ла эмо­ци­о­наль­но отверг­ну­та, на­хо­дясь в ут­ро­бе, и те­перь, все­го че­ты­рёх дней от ро­ду, она ста­ра­лась за­щи­тить се­бя от ма­те­ри все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми.

Со вре­ме­нем, если мать Крис­ти­ны из­ме­нит своё от­но­ше­ние к ре­бён­ку, она смо­жет вер­нуть се­бе её лю­бовь. Но если бы связь с ре­бён­ком не бы­ла на­ру­ше­на во вре­мя пре­на­таль­но­го пе­ри­о­да, это­го не при­шлось бы де­лать.

Вре­мя и об­сто­я­тельст­ва мо­гут быть раз­ны­ми для каж­до­го от­дель­но­го слу­чая, но зна­че­ние внут­ри­ут­роб­ной при­вя­зан­нос­ти и при­вя­зан­нос­ти ма­те­ри и но­во­рож­ден­но­го всег­да оди­на­ко­во ве­ли­ко.

Эмо­ци­о­наль­ные мо­де­ли, воз­ни­ка­ю­щие пос­ле рож­де­ния ре­бён­ка, име­ют дол­гов­ре­мен­ный ха­рак­тер и час­то яв­ля­ют­ся ре­ша­ю­щи­ми для от­но­ше­ний меж­ду ма­терью и ре­бён­ком; то же мож­но ска­зать и о свя­зи, ко­то­рая воз­ни­ка­ет меж­ду ни­ми до ро­дов.

И те, и дру­гие име­ют свои опре­де­лён­ные вре­мен­ные рам­ки: ре­ша­ю­щее вре­мя для уста­нов­ле­ния при­вя­зан­нос­ти меж­ду ма­терью и но­во­рож­ден­ным – пер­вые ча­сы и дни пос­ле ро­дов, для фор­ми­ро­ва­ния внут­ри­ут­роб­ной свя­зи – по­след­ние три ме­ся­ца бе­ре­мен­нос­ти, а осо­бен­но важ­ны по­след­ние два ме­ся­ца, так как в это вре­мя ре­бёнок уже до­ста­точ­но со­зрел фи­зи­чес­ки и ин­тел­лек­ту­аль­но, что­бы при­ни­мать и по­сы­лать до­воль­но слож­ную ин­фор­ма­цию.

Роль ма­те­ри в уста­нов­ле­нии свя­зи с ре­бён­ком оди­на­ко­во важ­на на обо­их эта­пах.

Она за­да­ёт ритм, по­да­ёт клю­че­вые зна­ки, мо­де­ли­ру­ет ре­ак­цию ре­бён­ка. Но её прось­бы ста­но­вят­ся зна­чи­мы­ми для ре­бён­ка толь­ко в том слу­чае, если он бу­дет при­ни­мать их. Да­же в воз­рас­те трёх-че­ты­рёх ме­ся­цев от за­ча­тия ре­бёнок мо­жет не быть аб­со­лют­но по­слуш­ным. Если по­буж­де­ния ма­те­ри сму­ща­ют его, если они про­ти­во­ре­чи­вы или враж­деб­ны, ре­бёнок мо­жет про­игно­ри­ро­вать ин­фор­ма­цию, иду­щую к не­му от неё.

Под­во­дя итог, мож­но ска­зать, что внут­ри­ут­роб­ная при­вя­зан­ность не фор­ми­ру­ет­ся са­ма со­бой: что­бы она воз­ник­ла, не­об­хо­ди­мы лю­бовь к ре­бён­ку и по­ни­ма­ние собст­вен­ных чувств. Если они есть, они мо­гут ока­зать­ся го­раз­до бо­лее зна­чи­мы, чем эмо­ци­о­наль­ные рас­стройст­ва, ко­то­рые нам всем так час­то при­хо­дит­ся пе­ре­жи­вать в обы­ден­ной жиз­ни.

Ре­бёнок до рож­де­ния – по­ло­жи­тель­но на­стро­ен­ное су­щест­во, ко­то­рое мо­жет вос­при­нять и уси­лить да­же са­мую не­зна­чи­тель­ную эмо­цию ма­те­ри.

Но он не мо­жет сфор­ми­ро­вать связь с ма­терью са­мос­то­я­тель­но. Если мать эмо­ци­о­наль­но от­го­ро­ди­лась от не­го, он не в си­лах спра­вить­ся с си­ту­а­ци­ей.

По этой при­чи­не та­кие пси­хи­чес­кие за­бо­ле­ва­ния, как ши­зо­фре­ния, яв­ля­ют­ся не­пре­одо­ли­мым пре­пят­ст­ви­ем на пу­ти фор­ми­ро­ва­ния при­вя­зан­нос­ти, а так­же при­чи­ной рож­де­ния у пси­хи­чес­ки боль­ных ма­те­рей де­тей с вы­со­ким про­цен­том эмо­ци­о­наль­ных и фи­зи­чес­ких рас­стройств.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована